DrSex.ruДобавь в закладки!

Разделы
· Drsex.ru

· О сексе
· Факты о сексе
· Полезные советы
· Психология секса
· Девственность
· Виагра
· Сексология
· Любовь и секс

· Эротический массаж
· Оральный секс
· Свинг
· Оргазм
· Техника секса
· Интимные товары
· Здоровье и секс
· Физиология секса
· Секс в жизни женщины
· Сексуальные секреты
· Юмор и секс
· Секс рассказы
· Эротические рассказы

· Секс гороскоп


  

Лесби: Навстречу воспоминаниям


Тема: Эротические рассказы / Лесби
Окончив первый курс института, летом я поехала в Крым. Там уже семь лет жила моя родная тётя, а я до сих пор не удосужилась побывать в благословенном краю. И вот, наконец, на семейном совете было решено исправить это упущение. Родители собрали меня в дорогу, довезли до вокзала и усадили в скорый поезд номер семь. Колёса застучали, за окнами замелькали пейзажи, я растянулась на полке и предалась мечтам. В тёте Свете я души не чаяла. Когда я была младше и общалась с ней регулярно, я могла доверить ей самые сокровенные тайны. Её дочка Анюта была моей любимицей; я носила её на руках и представляла, что у меня когда-нибудь тоже появится такая очаровательная малышка. Когда Ане было шесть лет, её мама круто изменила свою жизнь, вышла замуж за офицера, уехала с ним на юг и родила сына. В письмах она писала, что скучает, приглашала в гости и сама наведывалась в Питер. Каждый её приезд был для нас праздником, но вот дочку она привозила не всегда.

В последний раз я видела Анечку три года назад, когда ей было десять лет. Мне, соответственно, пятнадцать. Под южным солнышком она вытянулась, загорела, но продолжала выглядеть ребёнком. Мы болтали целый день, а ночью, желая продолжить беседу, она забралась ко мне в постель. Мы долго шептались в темноте, причём её вопросы становились всё более откровенными. Похоже, на юге нравы гораздо проще, чем у нас, и Аня великолепно их усвоила. Когда она стала показывать мне, как они с девочками трогали друг дружку в пионерском лагере, я попыталась утихомирить её. Наверное, мне надо было высказать больше настойчивости и отправить малышку к себе, но отбивалась я довольно вяло и нерешительно. Скорее всего, потому, что невольно заинтересовалась, чем же может обернуться эта ситуация.

Обернулась она тем, что Аня уселась на меня верхом и стала щекотать, проявляя при этом отменное знание дела. Точнее, тела. Как я ни рвалась на свободу, как ни вертелась, пытаясь прикрыть хоть что-нибудь, её пальчики были везде. Они вовсю хозяйничали у меня под футболкой, гуляли по ногам и кое-где ещё. А я-то думала, что не боюсь щекотки, наивная. Я уже не соображала, где нахожусь, и только изо всех сил старалась не запищать, чтобы не поднять на уши всё живое в радиусе километра. Продолжалось это бесконечно. Вновь вернувшись в наш бренный мир, я как будто со стороны увидела себя лежащей в полном изнеможении. Бесполезно было теребить мои волосы, играть на попе, как на барабане, и заплетать ноги в косичку. Ноль эмоций.

Анюта сама испугалась, увидев, до какого состояния довела девушку. Словно извиняясь за своё поведение, она села рядом, и положила руку мне на голову. Постепенно моя апатия сменилась реваншистскими настроениями. Улучив момент, я повалила её и отплатила за всё сполна. Удивительно: ощущая, как бьётся и пульсирует в моих руках её худенькое тельце, я испытала необычайное возбуждение. Надо сказать, что в свои пятнадцать лет я была достаточно невинной барышней, не знавшей прикосновений мальчиков. Но бродившие внутри эротические фантазии настойчиво требовали выхода на поверхность. Я завидовала своей однокласснице Тане Каревой, бесконечно воевавшей с сестрой, двумя годами младше себя. Точнее, я завидовала Ксюше, имевшей такую сестру. Они были очень разными, каждая в своего отца. Миниатюрная и бойкая, Ксения только-только вошла в тот возраст, когда могла постоять за себя. Ста восьмидесятисантиметровая Татьяна, привыкшая помыкать сестрёнкой, никак не хотела с этим смириться.

Всякий раз, когда она пыталась поставить младшенькую на место, та показывала зубы. Между ними завязывалась схватка не на жизнь, а на смерть, в результате которой поставленной на место всё чаще оказывалась Таня. Однажды я стала свидетельницей такого поединка. Для сестёр он не имел никакого подтекста, кроме открытой и честной борьбы за лидерство, я же наполнила его совсем другим содержанием. Я тщательно записала в памяти все эпизоды сражения и, оставаясь одна, многократно прокручивала их, представляя, что бы делала на месте Ксюши. Вот Таня с высоты своего роста наклоняется к ней и хочет опрокинуть, обхватив обеими руками за шею. Не тут-то было! Ксения сдавливает её талию, пытаясь перегнуть Таню назад и поставить на мостик. Танюха занималась художественной гимнастикой, она гибкая, и заломать её не так-то просто. Она отчаянно отрывает сестру от себя, и, наконец, это ей удаётся.

Обе вспотели, запыхались и совершенно забыли о том, что я пока ещё нахожусь у них в гостях. Они кружатся по комнате, примеряясь друг к другу для решающей атаки. Наконец, Таня с помощью ловкого манёвра заходит сзади и, сомкнув руки на животе Ксюши, заставляет её присесть. Но та хватает сестру за ноги, толкает спиной, и Таня падает на диван. Ксюха наваливается сверху и пытается удержать её. Танечка не сдаётся, брыкается изо всех сил и сбрасывает сестрицу на пол. Они завязываются в узелок и несколько раз переворачиваются на ковре, поочерёдно оказываясь сверху. Постепенно силы покидают Таню, и Ксения сминает её своим напором. Она поднимается, крепко сжимая кисть старшей сестры и заставляя её подчиняться движениям своих рук. Гордость не позволяет Татьяне признать поражение; она лежит на боку, глотая слёзы обиды и боли.

Самое время вмешаться. Но, вместо того, чтобы наброситься на обидчицу и силой оторвать её от жертвы, я, заворожённая этим зрелищем, неуверенно произношу что-то вроде: Ну, хватит уже, перестаньте . И как же мне не хочется, чтобы они перестали! Я ждала именно такого исхода, и вид Таниной беззащитности нисколько не роняет её в моих глазах. Я хочу прикоснуться к ней, почувствовать её объятия, напряжение мускулов в противоборстве, прерывистое дыхание и нежный запах разгорячённого тела. Обхватить ногами её длинные ноги и никуда не выпустить из кольца стиснутых рук. Ощутить, как Танечка гнётся под моим напором, сникает, и, в конце концов, отдаёт себя на милость победительницы. И подарить ей всю нежность, на какую только способна. Не выдержав, Таня просит пощады. Довольная собой, Ксюша удаляется. Я помогаю Тане сесть и устраиваюсь рядышком, слегка обняв её за плечи.

Растрёпанная и помятая, она постепенно отходит от стресса и пытается не разрыдаться. Сколько раз она переодевалась при мне, не вызывая особого волнения, но сейчас+ сейчас я не могу оторвать взгляда от выреза Таниной кофты, где трепетно вздымается высокая, упругая и влажная грудь. Я хочу увидеть её целиком и осторожно приоткрываю ворот. Таня не реагирует. Вот она, можно брать голыми руками! Можно уложить её на диван и снять всю одежду. Можно отвести её в ванную и долго-долго ласкать под душем. Или просто посадить на колени и прижаться губами к этой прелестной маленькой груди!

Мечты мечтами, но я понимаю, что никогда не решусь на что-то большее, чем дружеское объятие за плечи. Таня является для меня почти божеством. Она больше знает, она красивей меня (я в этом уверена), взрослей на вид, и уже тайком встречается с мальчиком. Да и мне тоже нравится кое-кто из ребят.

Однако стоит вернуться к первоначальной теме. Ночь, комната, кровать. Анюта, девчонка, которую я пыталась защекотать до потери пульса сама непосредственность. Мне нельзя было ни на секунду оставлять без присмотра её скользкие шаловливые ручки. Стоило упустить одну, как она тут же норовила ущипнуть меня за сосочек. Схватишь её вот уже другая проникла между ног, где и так всё взмокло. К тому же, эта малявка замечательно умела кусаться. Каждое её прикосновение пронзало меня словно электрическим током. Меня так и подмывало поддаться ей, перестать сопротивляться и посмотреть, что же она изобретёт на этот раз. Но благоразумие неизменно брало верх. В конце концов, на её визг пришла заспанная Света, пристыдила нас ( Взрослые тётки, дурью маетесь, как дети! Разбудите мне Илью! ) и забрала дочку к себе в комнату. Оставшись одна, я ещё очень долго не могла успокоиться.

***

Всё-таки, не стоит считать меня озабоченной девицей, только и помышлявшей о плотских наслаждениях. Ведь такие переживания в определённом возрасте испытывают, наверное, все. Я была обычной, нормальной девочкой, читала книжки, потихоньку набиралась ума-разума, заканчивала школу и размышляла о дальнейшем жизненном пути. За три года, прошедшие с того времени, многое изменилось. Мы с Таней поступили в разные институты, и последний год общались преимущественно по телефону. Таня с сестрой стали лучшими подругами, со смехом вспоминая прежние баталии. Я познала первый сексуальный опыт, но пока не собиралась давать осчастливленному мной парню никаких обещаний. Но всякий раз, оставаясь ночью одна, я вызывала в памяти события из прошлого. Как мне хотелось вернуть остроту и свежесть первых чувственных ощущений! Я многое бы отдала, чтобы вновь оказаться зелёной мечтательной девушкой.

Ненадолго только пережить чудесные мгновения, запомнить всё хорошенько и вернуться обратно в свои многоопытные восемнадцать лет! Собственно, я и ехала на юг в надежде совершить сентиментальное путешествие на машине времени. Интуиция подсказывала, что Аня поможет мне в этом. Ведь не забыла же она меня, в конце концов! А, если и забыла, не страшно. В таком случае, попробую завести курортный роман. Узнаю, что это за зверь такой, и с чем его едят. Я была совсем непохожа на классическую железнодорожную пассажирку. Вместо чемоданов и тюков яркая спортивная сумка, вместо мятого тренировочного костюма шорты и кокетливый топик. Я наслаждалась свободой, и душа моя пела. Специально для этой поездки я сбросила пару килограммов, и теперь пожинала плоды воздержания, охотно выставляя напоказ подтянутый животик и стройные ножки предмет моей особой гордости.

Они бы наверняка понравились Пушкину ведь не всякая девушка при росте сто шестьдесят восемь сантиметров носит туфельки тридцать пятого размера! В пути я успела познакомиться с накачанным молодым человеком, ехавшим до Белгорода, и интеллигентным старичком, подсевшим в Харькове. Именно он, а не юноша, всю дорогу делал мне комплименты, отмечая эту особенность. Кстати, стопы одна из моих главных эрогенных зон, и прикосновение к ним, пусть даже словесное, способно доставить мне массу удовольствия.

Вот и Севастополь! На солнечном перроне стояла Света ( тётю я давно отбросила за ненадобностью). Что всё-таки делает с людьми Крым! Время для неё двигалось назад, и в свои тридцать два года она выглядела едва ли не моложе меня. Ну, поехали! бодро сказала она после продолжительных объятий и поцелуев, Дети уже заждались.

Мы сели в троллейбус и покатили по горбатым улицам. Если бы не этот неровный рельеф, да не белоснежные дома, Севастополь можно было бы назвать родным братом Питера. А так только двоюродный. Симпатичный, чистенький младший братишка. Кузен, если это слово здесь уместно. Мы переплыли на катере Северную бухту, понервничали на автобусной остановке, и, наконец, допотопная колымага вынесла нас за городскую черту.

Крым производил ошеломляющее впечатление. Дорога извивалась, как пьяная, по обеим её сторонам сады сменялись виноградниками, на горизонте темнели горы, подёрнутые синей дымкой. В окошко врывался ароматный ветер, трепавший волосы и наполнявший меня ощущением праздника. Буйство красок, жаркое солнце, полторы недели счастья!

Вот и пункт назначения село с милым названием Яблочное. Последний аккорд нашего пути три километра вверх по горной тропе, где в пятиэтажном доме обитали семьи военнослужащих. По рассказам любимой тёти, этот дом одно из чудес света. С одной стороны к нему подступает лес, с трёх других растёт виноград. А воздух не надышишься!

Подкидыш будет примерно через час. А, может, через полтора. Мы с тобой за это время пешком дотопаем, оптимистично заявила Света. Она запрыгала по тропе, как горная козочка, и мгновенно оторвалась от меня метров на пятьдесят.

- Постой! - взмолилась я, - Я так быстро не могу!

Света терпеливо дождалась, пока я доползу до неё, повесила на себя мою сумку, ставшую вдруг очень тяжёлой, и продолжала движение в более медленном темпе. Я ковыляла за ней, обливаясь потом и проклиная палящее солнце, дурацкую жару и того, кто выдумал эти горы. Губы пересохли, сердце готово было выскочить наружу. Единственное, что заставляло меня упорно, хватая воздух открытым ртом, карабкаться по гигантской лестнице желание не ударить в грязь лицом перед тётушкой, чёрт бы её побрал! На последние террасы она уже втаскивала меня за руку.

В общем, когда я переступила порог гостеприимного дома, вид у меня был тот ещё. Но, хотя бы, какую-то способность мыслить я сохранила. Пятилетний Илья обрадовался мне, как родной, хотя мы виделись до этого лишь пару раз, и сразу повёл показывать свои игрушки, словно я была не его сестрой, а Дедом Морозом. А вот Аня поздоровалась со мной довольно сухо и тотчас же исчезла. Но и этого момента хватило, чтобы оценить произошедшую с ней перемену. Дело даже не в том, что она почти догнала меня в росте. Она стала оформляться в девушку, и, как нередко бывает, процесс этот шел скачками и зигзагами. Подростков мужского пола, угловатых, не знающих, куда девать некстати разросшиеся руки и ноги, моя мама именовала ёмким определением конь педальный . Не знаю, как следовало бы назвать Анечку, но некоторая педальность в ней явно присутствовала. Впрочем, она её совсем не портила, и даже, наоборот, придавала кузине ни с чем не сравнимое обаяние просыпающейся юности.

Аня явно сторонилась меня, отделываясь при встречах дежурными фразами. Как я ни пыталась наладить с ней контакт, она упорно не шла на сближение. За первые несколько дней я и видела-то её всего ничего. Я поедала горы фруктов и скучала, обнаружив, что курортников в этом районе Крыма не найти. Все офицерские дети, жившие в доме на горе, оказались значительно младше меня, а спускаться в село на поиски приключений не хотелось. Немного освоившись, я стала пробираться на территорию воинской части и коротать время за игрой в настольный теннис с изнывающими от безделья матросами-связистами. Но и тут ничего не получилось. Мне не понравилась чрезмерная быстрота этих ребят, истосковавшихся по женской ласке, хотя среди них попадались очень даже хорошенькие.

***

В выходной мы всем семейством вместе с соседями отправились на пляж, находившийся километрах в двадцати от дома. Машина дяди Славы (Святослава Игоревича, капитана третьего ранга) была хронически неисправна, поэтому мы весело и шумно ехали на служебном автобусе. Я сидела рядом с Аней, и, наконец-то, впервые за всё время моего пребывания в раю, нам удалось нормально поговорить. Стена непонимания шаталась и была готова рухнуть. Мы хохотали, предвкушая удовольствия, которые щедро дарит отдыхающим морской берег. Аня обещала научить меня плавать по-человечески, а не по-собачьи. Я доигралась до того, что оборвала пуговицу на её сарафанчике и зажала в кулаке, не желая возвращать на базу. Аня пыталась разжать мои пальцы, я сопротивлялась. Мы так и вылезли из автобуса сцепившись мёртвой хваткой. Аня споткнулась, и я несколько метров протащила её по пляжу, оставляя в песке глубокий след.

Она умоляла не бросать её в воду сразу, сначала дать переодеться. Я охотно исполнила эту просьбу, как исполнила бы любое желание Анюты.

Огромный морской простор поразил меня настолько, что я не решалась войти в воду, боясь затеряться, подобно песчинке, в безбрежной стихии. Аня ускорила знакомство, бесцеремонно подталкивая меня в спину. В конце концов, я осмелела и научилась совершенно спокойно лежать на волнах. Анечка держала слово и не отходила от меня ни на шаг. Я постоянно чувствовала её надёжные руки под корпусом. Иногда она брала меня за запястье и показывала, как надо грести, иногда прижималась вплотную, направляя на нужный курс. Мне казалось, что ещё немного, и машина времени заработает.

Выйдя на берег, мы, как угорелые, носились друг за дружкой, кружились, держась за руки, и боролись, оглашая побережье диким визгом. Несмотря на разницу в возрасте, одолеть Анюту было не так-то просто. Несколько раз я была близка к успеху, но она выскальзывала из моих рук, как змея, и нападала со всех сторон одновременно. Вот я надавила руками ей на макушку и пригнула к земле. Сдаёшься? Ничего подобного она ловко проскочила между моих ног и, оказавшись сзади, запрыгнула на спину. Наездница была слишком тяжела для меня; сделав несколько шагов, я взбрыкнула, как необъезженный мустанг и сбросила её на песок. Зажав Анину голову под мышкой, я довела её до береговой черты и толкнула в воду, но она увлекла меня следом за собой. Мы барахтались и кувыркались на мелководье под восторженными взглядами соседских мальчишек, не видевших прежде ничего подобного. Взрослым, разумеется, было не до нас, их больше привлекали карты.

- Теперь я тебя буду учить плавать ! - воскликнула я, наконец, и потянула Аню по воде за ноги. Анюта ухитрилась использовать единственную возможность для спасения она вцепилась рукой в резинку моих трусиков и резким движением сдёрнула их до колен. К счастью, мы забрались довольно глубоко. Присев так, что вода скрыла меня по плечи, я пыталась натянуть трусики на законное место; Аня же старалась окончательно лишить меня этой детали туалета. В конце концов, она с торжествующим видом подняла добычу над головой. Несчастная, раздетая, нахлебавшаяся горько-солёной воды, я была готова сделать всё, что она скажет, только бы она сжалилась и вернула мне многострадальные трусы. Анюта наморщила лоб, собираясь озадачить меня чем-нибудь особенным, но так и не успела ничего придумать. Нас уже позвали пора была возвращаться. Мы оставили на берегу все силы и заснули рядом, едва приехав домой.

Энергия этой девчонки была неисчерпаема. Едва открыв глаза, я увидела, как она трясёт у меня перед носом крышкой от детского горшка. Спустя некоторое время до меня дошло, что этот предмет можно использовать в качестве летающей тарелки, и что Анюта зовёт меня на улицу побросать её. Ну, что ж, это мы с удовольствием.

По каким-то одной ей ведомым тропам Аня завела меня на лесную полянку, как будто специально предназначенную для метания крышек от горшков. Мы развлекались, продолжая забавы предыдущего дня, заводились больше и больше, и кто знает, во что всё это могло вылиться теперь? Но произошло непредвиденное. Тарелка упала между нами, мы обе кинулись к ней. Аня успела схватить её первая. Я по инерции продолжала наклоняться, Анюта резко выпрямилась, и её затылок на полном ходу встретился с моим подбородком.

Это был нокаут, не надо и до десяти считать. Очнувшись и убедившись в том, что все зубы целы, я увидела, как Аня хлопочет надо мной, пытаясь привести в чувство. Она явно слышала о способах оказания первой помощи при несчастных случаях, но неожиданность произошедшего выбила её из колеи. Я довольно быстро пришла в себя и наблюдала сквозь ресницы, как Анюта скачет с пятого на десятое. До предела ослабить ворот это правильно. Можно и шорты расстегнуть. Молодец, догадалась. Что дальше? Давай уж и лифчик заодно. Нет, давить на грудную клетку не обязательно, я же не тонула. Больно! Хотя, постой-ка. Что следует за непрямым массажем сердца? Правильно искусственное дыхание по методу рот в рот !

От этой мысли я вздрогнула и тем самым выдала себя. Аня радостно вскрикнула, уверенная, что худшее позади. Но мне не хотелось отпускать её так просто. Изображая небывалую слабость, я тихонько пошевелилась и спросила что-то вроде: Где я ? Потом осторожно села. Аня поддерживала меня сзади; я облокотилась на неё и явственно ощутила спиной её крепенькую грудку. Я расслабилась и запрокинула голову назад; Анюта прижала меня к себе, не давая сползти на траву. Тебе уже лучше ? робко спросила она. В ответ я попыталась встать, но, сделав несколько шагов, беспомощно повисла на её плечах. Она осторожно опустила меня наземь, поддерживая голову руками. Совсем близко над собой я увидела её огромные испуганные глаза. Наверное, это было жестоко с моей стороны, но я решила идти, то есть лежать, до конца. Ну, скажи хоть что-нибудь ! взмолилась Аня, гладя моё лицо. Я молчала, вздрагивая всё сильнее.

- Тебе холодно ? - наивно спросила Анечка.

- Ногам холодно , произнесла я, указав кивком головы на свои конечности. Бедная девочка поверила и принялась стаскивать с меня босоножки. Моя ступня скрылась в её руках.

- Какая маленькая ! - восхищённо произнесла Анюта, гладя её и согревая ладонями. Я замерла, из последних сил пытаясь справиться с собой. На какое-то время Аня оставила мою стопу в покое, затем снова взяла её и поднесла к лицу. Я чувствовала её дыхание на пальцах, едва не теряя сознание. Поколебавшись несколько секунд, Аня сжала ножку изо всех сил и приникла к ней губами. Не в силах больше сдерживаться, я выгнулась назад и застонала. Аня поняла, что всё это было игрой. Она вскочила и бросилась к дому. Я осталась одна на поляне, и моё счастье, что не заблудилась в незнакомом лесу, пытаясь скорее выбраться.

Я обнаружила Анечку в её комнате. Она сидела на кровати, подперев голову кулаком, и глядя перед собой неподвижным взглядом. Я положила руку ей на плечо. Она сбросила мою руку. Я попыталась обнять её, но Аня встала и двинулась к выходу. Я перехватила её и направила обратно. По щекам Анюты текли слёзы. Прости, если я тебя обидела, прошептала я ей на ухо, Но, знаешь, мне никогда ещё не было так хорошо ! Не переставая плакать, она повернулась ко мне и уткнулась лицом в плечо, в то место, где оно переходит в шею. Я почувствовала её маленькие и частые поцелуи на своей ключице. Руки Анечки скользнули под мою просторную рубашку. Они поднимались всё выше, сводя меня с ума. Расстегни же проклятый лифчик! Смелее, я не могу просить тебя об этом вслух, понимаешь? Никогда больше его не надену! Ты же вчера так классно стянула с меня трусики, ну, что тебе стоит, блин! Ладно, расстегну сама.

Я потянулась рукой за спину, но Аня не дала мне осуществить задуманное. Она приподняла меня, усадила к себе на колени и спрятала голову под моей рубашкой. Сквозь ненавистную чашечку я ощутила прикосновение её горячей щеки. Одна рука Анюты обнимала меня за талию, другая двигалась по бедру, с его внутренней стороны+ Ближе+ ещё ближе+ ещё+ и замерла в нескольких сантиметрах от цели. Три года назад ты была гораздо настойчивее, малышка. То ли сейчас Аня не решалась действовать более активно, то ли просто хотела меня подразнить, но это ожидание было невыносимо. Оно изматывало больше, чем самая бурная любовная сцена. Крыша моя давно ехала; я сохраняла вертикальное положение только благодаря Аниной поддержке. Я задыхалась и ёрзала по её коленям, невольно пытаясь двигаться относительно Аничкиного лица и тела, тереться об них.

И, в тот момент, когда я уже была готова перегореть и стать бесчувственным куском угля, Анюта вынырнула из воротника моей рубашки, глядя куда-то в сторону, произнесла дрожащим голосом: Я люблю тебя, Вика! Уже давно люблю , и снова спряталась туда, как в ракушку.

Я стянула рубашку через наши головы, и поцеловала Анечку в губы. Она отвернулась. Я обвила руками её шею, не давая ускользнуть. Не мучай меня, солнышко, взмолилась я, теряя остатки разума, Ты же видишь, что со мной сделала?! Я тебе не нужна. Уедешь, и больше не вспомнишь, а я без тебя не смогу жить! Уйди, пожалуйста! Аня вырвалась из моих рук и откинулась спиной на кровать, безутешно закрыв лицо. Я легла рядом и зашептала ей на ухо какие-то глупости, призванные успокоить девочку. Я говорила о том, что никто не знает будущего, что надо пользоваться мгновением и впоследствии помнить его, как прекрасный сон, что она подарила мне лучшие минуты в моей жизни, я буду думать о ней и обязательно приеду через год, если только она захочет меня видеть. Я утешала её, думая о том, что эта чистая, неиспорченная душа не должна страдать.

- Пройдёт несколько лет, ты встретишь хорошего парня, обязательно встретишь, а мы с тобой навсегда сохраним дружбу, и будем беречь нашу маленькую тайну ото всех. Положи руку вот сюда. И сюда. Смелее, не бойся. Не надо ничего делать, просто положи и запомни меня такой, какая я сейчас искренней, открытой и нежной., Постепенно Анюта затихла, склонив голову мне на плечо. Дождавшись, пока малышка уснёт, я укрыла её одеялом и пошла разогревать обед для Светы и Славы.

- Как там Анька? Так и спит после вчерашнего безумства? - спросила Света, войдя в прихожую.

- Ну, даже не просыпалась - поддакнула я.

- Да уж, оторвалась, так оторвалась. На год вперёд, не иначе. Отправить её, что ли, в Питер с тобой на недельку? Обратно-то одна доедет, как думаешь?

- Доедет, - уверенно сказала я, - Она уже совсем взрослая.


Читайте также:
В гостях у дамы
Обоюдное желание
Скотланд-Ярд и секс
Вечеринка на работе
Соблазнение


"Лесби: Навстречу воспоминаниям" | Создать Аккаунт | 0 Комментарии


Оцените: [   1  2  3  4  5  ]

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.
 
Советуем посетить!

Подразделы
· Анал
· Бисексуалы
· Впервые
· Вуаеризм
· Геи
· Гетеросексуалы
· Группа
· Измена
· Классика
· Лесби
· Миньет
· Поэзия
· Причуды
· Разное
· Романтика
· Садо-мазо
· Свингеры
· Случай
· Страпон
· Студенты
· Транссексуалы
· Фантазии
· Фантастика
· Фетиш
· Эротика
· Юмор
Cписок статей

Реклама


Copyright © 2000-2015 DrSex.ru, Связаться с нами.