DrSex.ruДобавь в закладки!

Разделы
· Drsex.ru

· О сексе
· Факты о сексе
· Полезные советы
· Психология секса
· Девственность
· Виагра
· Сексология
· Любовь и секс

· Эротический массаж
· Оральный секс
· Свинг
· Оргазм
· Техника секса
· Интимные товары
· Здоровье и секс
· Физиология секса
· Секс в жизни женщины
· Сексуальные секреты
· Юмор и секс
· Секс рассказы
· Эротические рассказы

· Секс гороскоп


  

Гетеросексуалы: Пьеса для скрипки и велосипеда


Тема: Эротические рассказы / Гетеросексуалы
Довелось мне как-то ранней осенью отдыхать в одном подмосковном городке, точнее - на даче неподалеку, которую уступил мне на месяц старый институтский приятель. От нечего делать я повадился не спеша колесить по окрестным дорогам, дорожкам и тропам на экологически чистом транспорте - велосипеде и наслаждался свежим, напоенным исконными сельскими ароматами воздухом.

Была бы у меня лошадь, катался бы верхом!
Я разъезжал по живописной округе древнего города, любовался природой, Москвой-рекой, старинными церквами. В городке оставались во множестве старые деревянные дома. Один из них занимала музыкальная школа.
Случайно остановившись рядом, чтобы прикурить, я услышал, как кто-то мучает кошку.
Душераздирающие звуки доносились из приоткрытого окошка вросшего в землю домика. Я подкатил поближе к бревенчатой стене и заглянул в окно. Взору предстала идиллическая картина: музыкальный класс, девчушка лет семи со скрипкой, а спиной к окну - учительница . Девочка пилила струны смычком, и несчастный инструмент в ее неумелых руках отзывался жалобными воплями. Моя физиономия, возникшая в окопном проеме, чем-то насмешила маленькую скрипачку, и та прыснула. Скрипка вторила ей особенно мерзким визгом. Учительница с недовольным видом обернулась. Она оказалась очень симпатичной. Я помахал ей рукой и нажал на педали.
Обратный путь, разумеется, лежал мимо ветхой музыкальной школы. Остановившись у закрытого окошка, я попытался рассмотреть, что делается в классе. Увы, там было пусто. Вдруг слева хлопнула калитка.
Давешняя учительница музыки вывела на улицу за блестящие крутые рога велосипед с небольшими колесами. К багажничку была приторочена скрипка в черном потертом футляре. Дедушка узнала меня и улыбнулась - доверчиво и простодушно. Она оседлала стального коня и поехала как раз в сторону моего временного обиталища. Я - за ней.
Милая велосипедистка зазевалась, оглядываясь на меня, угодила колесом в колдобину, и - на тебе - футляр очутился на асфальте. Я подобрал его, стер рукавом пыль и предложил:
- Если вы не боитесь, что я свистну вашу скрипку, позвольте довезти ее до дома. Судя по виду, сей инструмент имеет на своем счету не один десяток падений. Или нет?
Учительница рассмеялась, зачем-то сняла очки и чуть хрипловатым грудным голосом, едва заметно картавя, сказала:
- Не боюсь. Это не Страдивари, да и вы не похожи на романтика с большой дороги. Вы угадали, моя бедная скрипка вечно падает. Я такая растяпа, не пропускаю ни одной ямы... Мы неторопливо поехали бок о бок, болтая о том и о сем. Милая велосипедистка, как выяснилось, носила редкое имя - Ника.
- Вообще-то я Вероника, но это ужасно длинно, да? А Вера-это так обыкновенно... И потом, "р" я не выговариваю.
Она, безусловно, преувеличивала. Звук "р" у нее получался, конечно, не классически, но и не безнадежно, а очень и очень мило.
Ника постепенно увеличивала скорость.
- Вы спешите? - поинтересовался я.
- Нет, просто люблю ездить на велике, - по-детски ответила Ника...
Ехали мы, ехали, и я вдруг заметил, что учительница стала отвечать мне как-то невпопад, а потом и вовсе замолчала. Я всмотрелся в ее раскрасневшееся лицо. Меня удивило странное выражение отрешенности.
Когда я отдавал скрипку возле ее дома, то заметил, что она непонятным образом возбуждена. Мне даже показалось, что Нике стало нехорошо: глаза лихорадочно заблестели, на побледневшем лице заалели щеки, она часто дышала. Может, мы слишком быстро ехали? Да нет, темп ведь задавала она... Девушка слезла у калитки с велосипеда и торопливо попрощалась:
- Пока, увидимся!..
Скрип, хлопок калитки, торопливые шаги по дорожке за высоким забором, нервное бренчание связки ключей... Открылась и закрылась дверь.
Все.
Я недоумевал. Вроде все было хорошо - ехали, весело болтали, а потом вдруг бац - и пока!
На следующий день я встретил ее у музыкальной школы. Ника была в прекрасном настроении. Она обрадовалась, опять доверила мне свою невезучую скрипку и стала рассказывать, какие смешные эти малыши, когда впервые берут в руки инструмент. Ника сыпала словами с буквой "Р", напрочь позабыв, что не любит ее, и очень мило грассировала.
Когда мы, набрав приличную скорость, подлетели к ее дому, учительница опять повела себя странно. Мне не удалось ее удержать, и прощание было снова скомкано.
Потом была волшебная суббота.
Ранним утром меня разбудил стук в окошко. Это моя милая учительница музыки приехала ни свет ни заря и звала покататься по окрестностям ее родного городка.
- Я знаю здесь все. Когда-то наш городишко был больше и богаче Москвы...
Ну, в общем, все было как всегда: постепенный разгон, румянец на девичьем лице, внезапный уход моей спутницы в себя. Вот только отправиться домой у нее не было никакой возможности: уж очень далеко мы отъехали.
Я двигался следом за ней по узкой тропинке, что полого поднималась в гору вдоль высоченной монастырской стены. Ника старательно жала на педали и... изо всех сил терлась промежностью о жесткое велосипедное седло, виляя туго обтянутой джинсами попой. И вдруг до меня донесся ее стон - негромкий, сдерживаемый, но явно сладострастный! Господи, подумалось мне, да ведь она же кончает! Самым натуральным образом!
Я досмотрел представление до конца. Не вмешиваясь. Ника после своего непонятного оргазма сбавила наконец скорость и оглянулась на меня..
- Обожаю гонять на велике! - как ни в чем не бывало заявила она. - Я от этого просто балдею!
Да еще как, подумал я...
На время Ника вернулась к добровольно взятым обязанностям экскурсовода, но вскоре все повторилось снова, один к одному. Только на этот раз лесная дорожка была шире, и я катил рядом, то и дело заглядывая ей в лицо. Когда за стеклами очков стали закрываться лихорадочно блестящие серые глаза, я, решившись, приобнял девушку за талию. Она не отстранилась. Чувствовалось, что Ника напряжена, что ее бьет крупная дрожь. Наглея, я взял правее, еще ближе к ней, и проехался рукой вверх, до упругого холмика груди. Возбужденная Ника от моего прикосновения вздохнула с каким-то истеричным всхлипом.
Продолжать движение таким манером по извилистой дорожке было рискованно, и мы остановились. Ника слезла с седла, встала на землю широко расставленными ногами и, нисколько не стесняясь меня, расстегнула джинсы и запустила туда свою узенькую ладошку! Я по-прежнему обнимал девушку правой рукой и ощущал, как быстро затвердел столбик соска на вершине небольшой грудки. Я гладил его сначала кончиками пальцев, а потом прихватил покрепче и стал покручивать туда-сюда. Ника, не владеющая собой, сбивчиво шептала, задыхаясь от удовольствия:
- О-о-о... Чудесно... Нет, нет, оставьте!.. Боже, как хорошо... Что вы творите?.. Еще, пожалуйста... Не останавливайтесь, ради бога!.. Ой, мама!.. Я больше не могу!..
Девичья рука бесчинствовала в вырезе джинсов. Краем глаза я видел, как кисть, скрытая под трусиками в мелкий цветочек, ерзает вверх-вниз. А еще, стоя почти вплотную к увлеченно мастурбирующей учительнице, явственно обонял пикантный запах ее разгоряченной вагины! Губами я осторожно дотронулся до пухлых, приоткрытых в неге женских губ, ощутил жаркое дыхание. От всего этого меня одолела жуткая эрекция. Увеличившийся в размерах и одеревеневший член буквально рвал плотную ткань джинсов. Он стремился наружу, но я до поры до времени решил подержать его взаперти. Ника продолжала ласкать себя, ее шустрый язычок хозяйничал у меня во рту, как в собственной вотчине. Девушку вдруг встряхнуло, у нее вырвался громкий протяжный стон. Она стала оседать. Если бы не ее рука на моей шее и не моя - на ее талии (пардон, на грудке), она наверняка упала бы.
Постепенно пламя оргазма угасло. Ника встрепенулась и осмысленно посмотрела мне в лицо.
- Боже, Леша, что вы делаете? Вы с ума сошли! Отпустите меня немедленно!
Тут до нее дошло, в каком она виде. Ника резко выдернула из трусиков мокро блестящие пальцы и густо покраснела. Я поймал ее руку за тоненькое запястье, поднес, преодолевая сопротивление, к губам и поцеловал эти ароматные влажные пальчики, а потом облизал - медленно, один за другим, пристально глядя растерянной Нике в глаза.
- Вы... чокнутый... - еле слышно прошептала девушка. И добавила: - Теперь вы знаете про мою слабость. Я допустила ошибку, когда отправилась с вами так далеко от дома на велике...
На серые глаза навернулись слезы. Ника беззвучно заплакала, кусая губы и по-прежнему стоя в расстегнутых джинсах. Пришлось оставить нашу технику на тропинке и увести девушку в сторону. Я бросил на усеянную желтыми листьями траву куртку, усадил спутницу. Ника, немножко успокоившись, смущенно рассказала мне, что столь странная наклонность появилась у нее после того, как она в первый и единственный раз отдалась мужчине. То есть парнишке, который был с ней в одной группе музыкального училища. У Ники от интимной близости остались самые неприятные впечатления: были боль, кровь, стыд. А еще - липкая, белесая, гадкая сперма, стекающая по окровавленному бедру... И никакого удовольствия, о котором так трепались девчонки! Все произошло в маленькой комнатке у мальчика. Они долго целовались и трогали друг дружку в запретных прежде местах, затем он спустил с лежащей на софе Ники тесные джинсы вместе с трусиками и навалился на нее всем весом. После нескольких неловких тычков твердый упрямый пенис проник-таки в сухое влагалище, сдирая, как показалось Нике, саднящую от трения кожу. Внутри резануло болью. Через несколько секунд, к великой радости сожалеющей о своем скороспелом решении расстаться с невинностью девушки, все кончилось: ее партнер засопел и задергался, наполняя окровавленное лоно теплой спермой, и отвалился в сторону...
Самое интересное случилось потом, когда, обозленная на себя, глупых подружек и на весь свет, Ника с яростью жала на педали, возвращаясь домой. В какой-то момент, поднимаясь в гору, девушка поймала себя на том, что выгибает спину и старается как можно сильнее прижаться к твердому клюву седла передней частью истерзанной вагины. А внутри нее разгорается приятное чувство и стремительно растекается по всему телу, вызывая сладостную дрожь в членах и нежный звон в ушах. Еще через минуту накатила волна наслаждения, настолько острого, что пришлось даже остановиться. Хорошо, что вокруг не было ни души - в полуночный час в маленьком городке все сладко-сладко спят... Короче, когда Ника подъехала к дому, она снова оказалась так возбуждена, что быстро юркнула в свою комнатку и поспешно запустила пальцы в истекающую влагой промежность!..
Слушая исповедь девушки, я посматривал на ее велосипед, лежащий неподалеку: мне все время казалось, что в нем есть какая-то особенность. Е-мое! Так вот же оно, отличие: суженный передок седла сильно задран кверху! Замечательное усовершенствование банального велосипеда, превращающее его в идеальную секс-машину для легковозбудимой женщины - крути себе педали и мастурбируй! Причем на свежем воздухе... А в том, что молоденькая учительница музыки по классу скрипки - девушка страстная, у меня никаких сомнений после увиденного полчаса назад не оставалось!
- Так что, дорогой Леша, как видите, я прекрасно обхожусь без мужчин. Ну, то есть... - отвела глаза Ника, - в сексуальном плане. А против дружбы я ничего не имею. Останемся друзьями? - она завершила фразу вопросом.
Но, по-моему, вопросительная интонация у нее получилась какая-то неуверенная. Ника привела себя в порядок, и мы отправились дальше. Теперь я был настороже и внимательно наблюдал за поведением девушки. Пока мы ехали по ровной местности, пока спускались с пологого холма, ничего не происходило. Но вот начался очередной подъем, и необыкновенная учительница стала потихоньку заводиться. Глядя на ее растущее возбуждение, я все больше разгорался, ощущая болезненное давление крепнущего члена в штанах. К тому же меня задела владеющая Никой ложная убежденность в том, что ей мужчины не нужны, и я собирался доказать "заблудшей", что она ошибается. Так что, уловив момент, когда девушка заерзала по седлу и отключилась от действительности, я придержал ее и ненавязчиво вынудил остановиться.
Опять моя куртка оказалась на пожухлой траве, а Ника в бесцеремонно расстегнутых мною джинсах - на ней. Длинные музыкальные пальчики юркнули в заветный уголок, начали исполнение сладостной мелодии наслаждения. Очень осторожно, можно сказать - вкрадчиво, я присоединил к ним свои. Другой рукой я ласкал очаровательные грудки, губами трогал теплые мягкие губы. Я забрался под резинку трусиков, в жаркие влажные тропики, потолкался с девичьими пальцами и "отвоевал" себе изрядный лакомый кусочек взмокшей пульсирующей киски. Нырнул в скользкое ущелье, потом поднялся выше, туда, где сходятся нежные лепестки губок, коснулся горячего и твердого бугорка. Бугорка? Да какого там бугорка!
Я дотронулся до крупного, внушительного выступа, никак не меньшего, чем фаланга моего большого пальца! Меня поразили размеры клитора. Заодно стало ясно, почему на девушку так действует обыкновенное катание на велосипеде! Тональность стонов Ники сразу изменилась, приблизившись к сладострастному повизгиванию. Свежий аромат Никиного тела, смешанный с наркотическим благоуханием любовного нектара, будоражил чувства и удесятерял мое желание. Да, я все делал правильно: девичье тело выгибалось дугой, чтобы плотнее прижаться средоточием чувственности к моим священнодействующим пальцам. По-моему, в эти мгновения Ника не была столь уж уверенной в ненужности мужчин. А чтобы окончательно разубедить ее, я пошел еще дальше. Молоденькая учительница к этому времени стала податливой, как пластилин: она с готовностью приподняла круглую попку, чтобы позволить мне стащить с нее джинсы. Я аккуратно уложил ее навзничь, развел в стороны симпатичные загорелые коленки и с удовольствием обозрел открывшееся взору ее сокровенное естество и тонкие пальчики, эту прелесть теребящие. Прикоснулся губами к теплой нежной коже на бедре, двинулся, покрывая его внутреннюю сторону поцелуями, от колена вниз (или вверх - это как посмотреть!). .. Ну, в общем, туда, где благоухал розовый полураскрытый бутон с выступающим далеко вперед, налившимся клитором - фантастически, аномально огромным. Я целовал и ласкал языком участки бедер, все ближе и ближе прилегающие к лепесткам набухших желанием губок, между которыми порхали шаловливые пальчики Ники. Заветная зона была совсем рядом. Но я медлил. Я нагнетал обстановку. И я своего добился: теплая, влажная, ароматная киска, эффектно отороченная темными волосками, буквально бросилась навстречу моим губам. Сама! Язык, скользнув по пальцам, нырнул в умопомрачительно вкусные глубины.
- О-о! Боже мой!.. - только и смогла простонать Ника и обхватила мою голову обеими руками.
Удивительно, сколько же силы в этой хрупкой тоненькой девушке! Я был накрепко впечатан лицом в истекающую бесподобным нектаром вагину!
Гладенький "членик" клитора словно вибрировал под языком, вознося с каждым моим прикосновением свою страстную хозяйку все выше и выше к заоблачному, сказочному блаженству, пока наконец Ника не забилась в отчаянных конвульсиях оргазма. По-моему, милая скрипачка не успела даже толком успокоиться, отойти от первого оргазма, когда ей захотелось еще, и она попросила повторить ласки. Я едва успел хватануть воздуха, как женские руки вновь прижали мою физиономию к неистово жаждущей наслаждения норке...
Признаться, я в своей жизни еще не видел, чтобы женщина так много и так часто кончала. Оргазм следовал за оргазмом, Ника сладострастно извивалась в экстазе и то стонала, то вскрикивала, то рыдала от восторга и счастья. Запасы энергии и желания у нее были совершенно неистощимы, по сделать передышку нам все же пришлось. Не выдержал я, точнее, мой язык и мои губы - они просто перестали меня слушаться! Оторвавшись от упоительной женской сущности, я посмотрел на партнершу.
Она была на небесах - это раз! Два - ей хотелось еще ласки: музыкальные пальчики мгновенно заняли место моего распухшего от непосильного труда языка. Мне подумалось, что решающий момент настал.
Я торопливо расстегнул штаны и выпустил наконец на волю своего истомившегося в тесноте приятеля. Осторожно приблизил ярко-пунцовую налитую головку к распахнутому, влажно сверкающему входу в нежное лоно, аккуратно отвел в сторону тоненькие пальцы и медленно, миллиметр за миллиметром на- . чал вводить напряженную плоть фаллоса в райские глубины. Естественно, мой немалых габаритов агрегат, испугавший, но и воодушевивший в свое время не одну девушку, двигался в отлично смазанной любовным соком норке без всяких препон, легко и гладко.
Еще бы: Ника находилась в состоянии абсолютной готовности к проникновению, она просто истекала душистым и вкусным нектаром! Мало-помалу член заполнил ее всю до отказа. Девушка открыла полные слез глаза и с восхищением посмотрела на меня. Я ободряюще улыбнулся и начал обратное движение. Ан не тут-то было: длинные ноги, сомкнувшись за моей спиной, предотвратили это преждевременное, по мнению Ники, поползновение. Наверное, ей хотелось полнее насладиться новым для нее ощущением большого, толстого и теплого фаллоса в практически невинной до сего мига вагине. Никины пухлые губы приникли к моим с благодарным, долгим и сочным поцелуем.
Не скоро мне позволено было двигаться. Но зато эффект от перемещений рельефного ствола в вожделеющих недрах превзошел все ожидания - как мои, так и ее! Медленные фрикции продолжались всего несколько секунд, и по инициативе обезумевшей от восхищения Ники превратились в отчаянные, страстные до безумия толчки, рывки, броски, удары, столкновения - уж не знаю, как и именовать те телодвижения, которые мы с нею стали вытворять! Все кончилось бешеным обоюдным оргазмом и невероятными потоками спермы, залившими не только глубины экстатически сокращающегося влагалища, но и его окрестности: каштановые кудряшки поблизости, великолепную попку, сливочный животик с трогательной ямочкой пупка... Досталось и моей куртке, лежащей под вздрагивающими девичьими ягодицами.
- Господи, как мне было хорошо!.. Лешенька... Леша... Ты чудо!... - шептала восхищенная Ника. - Леша... - добавила она после паузы, - я еще хочу! Еще, еще, еще и еще!..
Я слушал ее и думал о том, как глупая случайность, по воле которой первый сексуальный контакт необыкновенно чувственной девушки пришелся на бестолкового неумейку, чуть было не превратила Нику на всю оставшуюся жизнь в старую деву. Думал и о том, хватит ли у меня "пороху" на удовлетворение ее пробудившихся аппетитов.
По счастью, мой красноголовый дружок проникся ответственностью момента и не подвел - остался, несмотря на только что состоявшуюся обильную эякуляцию, торчать как... как крепенький гриб-подосиновик!
Ника нашарила его, поймала и, скользя ладошкой по залитому спермой стволу, решительно направила в себя. Мы пошли на второй заход. Я задрал на девушке свитер и впился в твердый горячий сосок губами...
Кстати, я до сих пор с удивлением размышляю о том, как нам повезло: за все время поблизости не оказалось ни одной живой души. Нас, столь опрометчиво расположившихся в пяти шагах от тропинки, никто не потревожил. Хотя обычно по выходным в этой заповедной исторической местности полным-полно праздношатающихся туристов. Когда же я, окончательно иссякнув после очередного - кажется, пятого! - семяизвержения, помог одеться нисколько не насытившейся Нике и натянул штаны сам, в дальнем конце тропки показалась из-за поворота парочка.
Рыженькая девушка и высокий плечистый парень, проходя мимо нас, с индифферентным, как я надеялся, видом сидящих на измятой и, увы, основательно заляпанной спермой куртке, осмотрели нас внимательно с ног до головы и понимающе улыбнулись. Парень со значением погладил свою спутницу по выпуклостям аппетитного задка, она теснее прижалась к нему, и парочка, обойдя загромождавшие тропу велосипеды, двинулась дальше, озираясь с озабоченным видом. Похоже, они искали уютное местечко для того же, чем несколько минут назад занимались мы.
Дорога до моего пристанища показалась мне поразительно короткой, а Нике - наоборот, чудовищно длинной. Разохотившуюся учительницу подгоняло испепеляющее желание, ей хотелось поскорей возобновить сладостный процесс, открывший ей бездны наслаждения. Мне же, наоборот, требовалось немножко отдохнуть, восстановить потраченные силы. Еще бы! Излиться столько раз за неполных полтора часа! Такого со мной не случалось давно - с неугомонных юношеских времен.
Горящая от страсти Ника накинулась на меня, едва мы переступили порог приятелевой дачи. Полетели в разные стороны мои куртка, свитер, брюки... Раздеваемый нетерпеливой фурией, я поглядывал на плотно прикрытую дверь в спальню и безуспешно старался вспомнить: закрывал я ее перед уходом или нет? Потом запорхали по комнате детали женского туалета. Особенно запомнился полет трусиков в маленький цветочек: они, безжалостно скомканные, пересекли просторное помещение и вызывающе повисли на рукоятке оконной рамы.
- Ну, давай же, Лешка! Я хочу трах... заниматься сексом! - воспитанная девушка не позволила себе вульгарное выражение. - Я очень-очень хочу!
Ника опрокинулась на широкий диван, развела в стороны согнутые ноги и схватилась за коленки. Только слепой мог не заметить, насколько она заведена: ее сверхкрупный твердый клитор торчал наружу, раздвинув набухшие половые губы. Как не жаль, но на меня это умопомрачительное зрелище не произвело ровным счетом никакого впечатления. Висящий в постыдном бессилии член даже не вздрогнул! Однако не оправдать надежды Ники было просто невозможно, и я воспользовался старым надежным оральным методом. Конечно, язык - неважная замена члену, ему ведь недоступны подвластные фаллосу глубины. Зато он в тысячу раз нежнее! Так что я принялся активно работать пальцами и языком, вылизывая недавно заправленную в девушку собственную сперму, которая, слава богу, была обильно разбавлена ее чудесным нектаром. Ника под ласками млела от счастья, постанывая и тыча мне в губы своим невероятных размеров клитором.
Отчаянный вопль сопроводил ее очередной, наверное, сто первый за сегодняшний день оргазм.
А дальше случилось вот что.
За моей спиной скрипнули несмазанные петли и раздалось удивленное:
- Ого! Ничего себе! Какая миленькая сценка!
И в поле зрения возник мой приятель - в одних трусах, с взъерошенными волосами и заспанным лицом. Трусы оттопыривал мгновенно вставший член. Мой же агрегат по-прежнему оставался жухлым и вялым.
Как потом выяснилось, приятель, Саня, вернулся утром из дальней поездки. Всю ночь он провел за рулем и, чтобы дома его не доставали, решил отоспаться на даче. Саня надеялся, что уж я-то его не стану беспокоить. Он прибыл вскоре после нашего отъезда на "экскурсию" и часа четыре успешно продрых.
- Мама родная! - восхитился Сашка, когда я оторвал губы от Никиного сокровища. - Вот это столбик! Да как стоит-то! Не то, что твоя... сосиска.
Вот подсвинок, не преминул уесть меня! Ну да у нас с ним старые счеты.
Саня опустился на колени рядом со мной и осторожно потрогал вытянутым пальцем удивительный выступ. Я раздумывал всего секунду, а потом шепнул ему в ухо:
- Помоги, старик, я уже без сил... А ей все мало!
Мы с Сашей старые друзья, побывали во всяких переделках, но еще ни разу не делились ничем подобным, хотя в незабываемые студенческие годы частенько трахали своих девчонок в одной комнате и даже в одной постели, пересмеиваясь, давая советы и делясь впечатлениями.
- Ну-у... - протянул он, переваривая неожиданное предложение, затем сдернул с себя трусы и одним толчком ворвался в алчущее удовлетворения влагалище.
Ника открыла глаза, всмотрелась сквозь стекла очков в незнакомую усатую физиономию, нависшую над ней, покосилась на меня, на безнадежно вялое нечто между моими ногами и... улыбнулась! И благосклонно приняла услуги нового мужчины! А я-то, признаться, опасался с ее стороны непонимания и скандала...
Какое-то время я наблюдал за извивающейся в сладостной истоме женщиной, за атакующим ее пульсирующую вагину багровым членом друга. Налил себе полстакана укрепляющего - хорошего коньяка, выпил, смакуя. По жилам побежало приятное живительное тепло, и подал признаки жизни мой измученный орган: потяжелел, вытянулся, наполнился кровью и - ура! ура! - решительно изготовился к действию.
Саня с зубовным скрежетом кончил и медленно поднялся, отдуваясь и вытирая со лба обильный пот. Он с изумлением смотрел на лежащую с разведенными в стороны ногами Нику, которая, облизывая губы, завороженно шептала:
- Еще хочу!.. Еще... хочу... Еще!.. Пожалуйста...
Девушка узрела мой стоящий член, просияла и потянулась к нему рукой:
- Лешенька, ну миленький, ну пожалуйста... Ну еще чуть-чуть...
Да чего уж там "чуть-чуть"! Было совершенно ясно, что тут полумерами не обойдешься. Я перевернул ее, поставил на коленки, нажал на затылок, потом - на поясницу. Мне навстречу вывернулось мокрое, блестящее, залитое спермой влагалище. В него-то я и вставил свое орудие. Ника простонала: "Мамочка..." Она начала азартно двигать задом вперед-назад и вправо-влево, вскрикивая восторженно в особо острые моменты.
Два великолепных, бурных оргазма - и ее тело, сплошь покрытое потом, обмякло. Ника затихла, уткнувшись носом в уголок дивана. Но, как оказалось, ненадолго! Поскольку я так и не кончил и медленно, можно сказать, задумчиво водил в ней полным жизненных соков, твердым жезлом, она вскоре завелась по новой и стала, как говорится, "подмахивать" весьма энергично!
Саня, кстати, тоже пришел в кондицию. Он стоял рядом с нами и не знал, куда ему девать остолбенелый член. Точнее, знать-то знал, но никак не решался предложить интеллигентной девушке банальный минет. Сашок пошел на хитрость: он взобрался к нам на диван и устроился прямо перед стоящей на четвереньках Никой. Внушительный фаллос, оплетенный сеткой рельефных вен, увенчанный крупным гладким шариком головки, покачивался перед ее глазами и, надо думать, вызвал-таки живейший девичий интерес. Потому что наслаждающаяся коитусом учительница потянулась к нему губами. Саня взялся за ствол, наклонил его с видимым усилием, так что головка, сразу налившаяся багрянцем, оказалась в миллиметре от полуоткрытого женского рта. Легкое движение вперед - и готово: мой друг закатил от удовольствия глаза, а ненасытная Ника блаженно замычала. Ритм наших движений изменился, ибо дуэт превратился в трио, и девушка на всякий случай схватилась за Сашкин член рукой. Ну, чтобы деликатес не выскользнул ненароком из губ.
Не знаю, как это получилось, но к пику наслаждения мы подошли практически одновременно. По девичьему телу промчались одна за другой волны оргастической судороги, Саня напрягся и засопел, из меня тоже ударил фонтан спермы: мы наполняли Нику бурлящим эякулятом сразу с двух сторон. Она не выдержала и закричала от нахлынувшего восторга, прежде неведомого. Ника нечаянно выпустила изо рта извергающийся член и захлебнулась бьющей в лицо светло-кремовой теплой жидкостью.
Если вы думаете, что это был апофеоз и что Вероника насытилась наконец сексом, тогда вы сильно ошибаетесь. Просто наступила более продолжительная, чем прежде, передышка: девушка, хотя и заметно устала, но все равно была голодна, как в самом начале. Я воспользовался представившейся возможностью и официально познакомил ее с Александром.
А то как-то некультурно, знаете ли, выходило...
Мы, оставаясь в неглиже, сидели по-турецки на широком диване и подкреплялись отличным Сашкиным коньяком. Глядя на Нику, абсолютно комфортно себя чувствующую в нашем с Саней обществе, нельзя было и подумать, что эта милая девушка всего каких-то несколько часов назад безапелляционно утверждала, что никакие мужчины ей не нужны...
Ника словно прочитала мои мысли: отставив пустой стакан, она взялась обеими руками за наши мирно висящие члены. Удивительно, но после нескольких ласковых движений ее кулачка вдоль моего натруженного органа он подал признаки жизни и стремительно затвердел, разжав тонкие девичьи пальчики. Брошенный на ее пушистую норку взгляд невольно зацепился за торчащий между лепестками губок набухший феноменальный клитор: юная учительница опять - как ни в чем не бывало! - жаждала удовлетворения. Я покосился на Саню: как он, готов к работе? Меня насторожило деланно беззаботное выражение его лица, и я зыркнул ниже, туда, где с его достоинством забавлялась женская рука. Ага, похоже, настал мой черед подшучивать над "вареной сосиской". Однако я не стал: после бессонной ночи за рулем и не такое случается. Тем более что Сашок мне все-таки сегодня помог...
- Ну, иди сюда, моя ненасытная, - я спустил с дивана ноги и посадил на геройски стоящий член Нику спиной к себе...
Мы доставили Веронику к ее дому глубокой ночью. На Сашкиной машине, забросив ее складной велик в багажник. Учительница музыки по классу скрипки выглядела утомленной, разомлевшей и довольной. По-моему, она, наконец, насытилась сексом по самое горлышко...
Рано утром мы с Саней были разбужены стуком в окошко. Я выглянул, ворча:
- Кого еще принесло спозаранку? Оказалось, это Ника. Она с нетерпением ждала продолжения вчерашнего...

http://www.eroticnews.nu/readstory.asp?page=1


Читайте также:
Пляжная история
Сны
Любовь и ненависть. Часть 1.
В объятиях Юты
Лина Максимовна, доктор наук


"Гетеросексуалы: Пьеса для скрипки и велосипеда" | Создать Аккаунт | 0 Комментарии


Оцените: [   1  2  3  4  5  ]

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.
 
Советуем посетить!

Подразделы
· Анал
· Бисексуалы
· Впервые
· Вуаеризм
· Геи
· Гетеросексуалы
· Группа
· Измена
· Классика
· Лесби
· Миньет
· Поэзия
· Причуды
· Разное
· Романтика
· Садо-мазо
· Свингеры
· Случай
· Страпон
· Студенты
· Транссексуалы
· Фантазии
· Фантастика
· Фетиш
· Эротика
· Юмор
Cписок статей

Реклама


Copyright © 2000-2015 DrSex.ru, Связаться с нами.