DrSex.ruДобавь в закладки!

Разделы
· Drsex.ru

· О сексе
· Факты о сексе
· Полезные советы
· Психология секса
· Девственность
· Виагра
· Сексология
· Любовь и секс

· Эротический массаж
· Оральный секс
· Свинг
· Оргазм
· Техника секса
· Интимные товары
· Здоровье и секс
· Физиология секса
· Секс в жизни женщины
· Сексуальные секреты
· Юмор и секс
· Секс рассказы
· Эротические рассказы

· Секс гороскоп


  

Вуаеризм: Каспийские волны


Тема: Эротические рассказы / Вуаеризм
Ах, малышка, ты спрашиваешь, за что я люблю свою жену, и ни за что на свете не захочу расстаться с ней?
Это действительно так, и я готов рассказать тебе. Я знаю, ты удивляешься... Ведь ты гораздо моложе, стройнее. Тебе девятнадцать лет, и твое стройное, гибкое, как у лани, тело, конечно, не может сравниться с теми прелестями, которые сохранились у моей Татьяны.

Но, может быть, ты потому и не сможешь меня понять, что слишком молода. А, впрочем, я попробую все же растолковать тебе. Ведь должна же ты понять, отчего любимый тобой человек, пусть даже он старше тебя, не может бросить свою супругу.
Итак, стояло жаркое лето. Оно вообще в тот год было жарким, а в Азербайджане, куда мы приехали отдыхать, зной был просто нестерпимым. Представь себе, на берегу спокойного голубого Каспийского моря, под жгучими лучами солнца, раскинулся белыми домиками мотель для автотуристов. Одноэтажные деревянные коттеджи на двоих стояли прямо под персиковыми деревьями, и утром можно было, просто выйдя из комнаты, срывать их под собственным окном. Рай на грешной земле...
Шел четвертый год нашей с Татьяной совместной жизни. Мы были не расписаны, но это ничего не значило. Татьяна, конечно, хотела пойти в ЗАГС, а я, конечно, не спешил. Куда спешить? Да и вообще у меня были сомнения. Как не сомневаться, когда тебе двадцать пять, ты молод и красив, а вокруг столько прелестных девушек. Трудно окончательно остановиться на одной, а именно это происходит, когда связываешь себя узами брака.
Короче, я решил, что мы съездим на юг, отдохнем, а там видно будет, как будут впредь складываться наши отношения.
С самого начало все пошло неладно, напеpекосяк. Уж не знаю, что тому виной - неудовлетворенность другом, пресыщение четырехлетним общением, или просто сильная, непривычная для нас, северян, жара. Скорее всего, все вместе.
Мы начали ссориться по мелочам с первого же дня. В таких случаях не помогают ни отличная погода, ни симпатичный домик, ни теплые волны Каспийского моря... Нас раздражало все друг в друге.
Наконец, на третий день, я устроил Тане безобразную сцену ревности. Вот уж была глупость с моей стороны. Татьяна никогда не отличалась излишним кокетством, а подавно - блудливостыо. Мы, маясь от безделья вечером, забрели на танцплощадку, где под громкую фонограмму, танцевали и резвились многочисленные отдыхающие. Ты знаешь такие танцплощадки. Женщины в яpких платьях, специально сшитых для летнего отдыха в какой-нибудь Кандалакше, лысоватые мужичонки в белых рубашках с закатанными рукавами и в "американских" джинсах польского производства...
Все это окружено деревьями, кустами, и вот там-то, во мраке жаркого южного вечера, и таится страсть, подлинная звериная страсть. Там собираются из всех окрестных селений так называемые "местные". Гортанные крикливые парни, их младшие братья - от десяти до четырнадцати лет, их отцы и дяди на новеньких автомобилях. Все эти компании перекрикиваются, галдят, усеивая все вокруг себя подсолнечной шелухой, конфетными обертками и окурками. Драк с отдыхающими они почти никогда не устраивают. Этого можно не бояться. Им это не нужно. Даже можно выразиться иначе - им нужно не это. Им нужно другое. И алчные волчьи глаза блестят из темноты на залитую ярким светом танцплощадку. А там - веселье. Отдыхающие - мужчины и женщины, но женщин всегда в десять больше, из Киева и Москвы, из Житомиpа и Саpатова... Вероятная и желанная добыча для "местных"...
Татьяну неожиданно пригласил на танец какой-то безобидный отдыхающий, и она пошла с ним танцевать. Уж не знаю, с чего это я взбесился. Дурость... Я устроил ей сцену, в сердцах назвал потаскушкой, а Таня обиделась и ушла.
Минут через тридцать я одумался, что называется, сменил гнев на милость и пошел искать свою подругу. Будучи уверенным, что она отправилась к нам в коттедж и теперь плачет там, я пошел туда. Татьяны не было. Не было ее и на дорожках кемпинга.
Когда я вернулся на танцплощадку и не застал Таню там, я сначала сильно разнервничался. Шутка ли! Пропала. Но вскоре я успокоился и подумал: "В конце концов, черт с ней. Пошла куда-нибудь прогуляться, характер показать. Ну и пусть. Вернусь а Питеp, брошу ее. Хватит с меня. Пускай прогуляется, проветрится. Отдохну от нее сам".
Кстати, возможность отдохнуть очень быстро появилась. На "белый" танец меня пригласила стройная девчушка в белом платьице. Ее черные, как смоль волосы, сильно загорелая кожа, темные карие глаза выдавали уроженку здешних мест.
Ее звали Лена, была студенткой Бакинского университета, а сюда, в кемпинг, она приехала к старшей сестре, которая работала здесь. Не знаю, была она русская или азербайджанка - думаю, не то и не другое, но ее молодость, гибкость ее стройного, совсем девчоночьего тела, какой-то удивительный необычный запах от ее волос - все это страшно возбуждало меня.
Представь - черная, черная непроглядная южная ночь. Крупные звезды на небе, сквоpчание ночных сверчков, легкое колыхание теплого воздуха, напоенного ароматами деревьев, цветов и волос ищущей рядом незнакомки.
Прелестное создание! Когда мы, потанцевав, удалились на одну из боковых аллей, я крепко обнял ее одной рукой и прижал к себе. Сквозь тоненькое платьице чувствовался жар ее тела. И вся она как бы потянулась ко мне, прижалась своим боком к моему, и опустила очаровательную головку ко мне на плечо.
Я провел рукой по ее телу и понял, что кроме платья на ней ничего нет. Это завело меня еще больше. Но утащить себя сразу же в ближайшие кусты, как мне и хотелось сделать, Лена не позволила.
"Нет, дорогой" - прошептала девушка мне на ухо - "Не здесь. Тут могут увидеть. Нам помешают. Пойдем со мной, я знаю, куда".
Как зачарованный, еле сдерживая желание немедленно повалить ее на землю и тут же поиметь, я шел за Леной, уверенно шагавшей в темноте. Выйдя за пределы кемпинга, мы очень скоро оказались в буковой рощице. Здесь, на мягкой ковре из листьев, Лена сбросила с себя платье, и я, наконец, обнял ее долгожданное тело - обнаженное, трепещущее. Почувствовав сквозь брюки, мой восставший уже давно фаллос, девушка изогнулась вся в моих руках, и, извиваясь, как маленькая змея, горячо выдохнула: "Ну же, скорее, я не могу больше ждать. Скорее, возьми меня".
Положив Лену на спину и закинув ее ноги наверх, к сверкающим звездам, я вошел в нее. Мне казалось, что вот сейчас я разорву ее - такую миниатюрную. Ее маленькая попка должна была просто треснуть под напором моего органа. Девушка непрерывно визжала, вертелась подо мной, она вся превратилась в кричащий от восторга комок наслаждения.
Когда я кончил, то чувствовал руками, всем телом, какая Лена стала мокрая. Пот струями стекал с нее, мои руки просто скользили по ее гладкому телу. Скользкая, как рыба" со спутавшимися длинными волосами, девушка выскользнула из моих объятий. Я откинулся на спину и почувствовал, как Лена взяла своими полными губами мой полуопавший член. Делая сосательные движения, она поднималась и опускалась головой, приводя мой член в состояние неистовства. Как ловко она играла им, совсем как игрушкой, то засасывая его под одну щеку, то под другую, то перекатывая набухшую головку члена своими язычком по всему рту.
В моем возбужденном сознании зародилось желание, которое немедленно потребовало удовлетворения. Я приподнялся, и обхватив Лену за талию, поставил ее на четвереньки перед собой. Нащупав руками горячую ложбинку между ее взмокшими ягодицами, я приставил ставшую огромной головку члена к ее анальному отверстию. Все же мне было страшновато.
Во-пеpвых, я никогда не делал этого ни с кем раньше, а во-втоpых, я действительно боялся разорвать девушку. Что станет с ее точеной крохотной попкой, с ее узеньким анусом, если я сейчас всей силой своей воспаленной страсти вонжусь в нее?
Но Лена, поняв, что я хочу сделать, ободрила меня: "Давай, не бойся, дорогой. У меня там все очень широкое... Очень. Ты не сделаешь мне больно, там проезжая дорога".
Девушка, еще не дождавшись моих дальнейших действий, заволновалась, задвигала ввеpх и вниз своим тазом, до меня донеслось ее нервное, пpеpывное дыхание.
"Так у тебя там проезжая дорога, говоришь?" - пронеслось у меня в голове - "Ну так держись тогда. Не будет тебе пощады.". И со всего размаха, не сдерживая себя более, я всадил глубоко в горячую плоть девичьего зада свой член. Лене только того и было надо. Она завизжала, налезая до самого конца на меня, насаживаясь, вернее, даже, буквально навинчиваясь анусом. От действий этой сладострастницы я закричал и сам. Уж не знаю, кто кого имел в ту минуту... Мой член был туго обхвачен колечком заднего прохода, прямая кишка девушки сокращалась, вызывая у меня истерический припадок страсти.
Кончили мы одновременно. Пока я, пошатываясь от пережитого, натягивал одежду, Лена, как ни в чем не бывало, вскочила и накинув на себя платьице, обвила мою шею руками: "Тебе хорошо, дорогой, да? Мне было просто чудесно. Я так и знала. Люблю таких светлых, голубоглазых... Тут все парни черные, смуглые, как я. А ты... светлячок такой".
Мы двинулись назад. Я испытывал странные смешанные ощущения. С одной стоны, мне действительно было хорошо, я переспал с хорошенькой податливой девушкой, испытал полноценный оргазм. А с другой - мне все время казалось, что я изнасилован, что надо мной совершенно что-то такое... Как будто меня использовали, я был чужой страсти, орудием удовлетворения безличной похоти вот этой девушки. Ей был нужен оргазм, нужен мужчина и вот ... пожалуйста. Мужчина найден и использован.
Мы шли молча, держась за руки. Так иногда бывает. Минуты близости уже миновали, и вероятно, продолжения не будет, но то ли приличия ради, то ли по животному стремлению не отрываться от недавнего полового партнера, мужчина и женщина еще долго держаться за руки. Сердца их, головы их уже отдалились друг от друга, а руки еще физиологически тянуться, машинально желая продлить миг близости.
Вдруг, за деревьями мы услышали какие-то звуки. Подобравшись поближе, мы спрятались за толстым стволом старого бука. На фоне черного неба рельефно выделялась группа людей. К задней стене деревянной летней эстрады была поставлена раком женщина. Мы поняли, что это женщина по силуэту женской фигуры, стоящей с широко раздвинутыми ногами, с закинутым на голову подолом платья.
Рядом стояли несколько мужчин. Было очень темно, и видны были только очертания фигур. Зато было очень тихо. Музыка на танцплощадке давно перестала играть, слышны были только звуки природы - шум волны близкого моря, до стрекот цикад.
Мужчины негромко переговаривались между собой на чужом языке. Один из них подошел к раскоряченной у стены женщине и, расстегнув штаны, всадил в нее... Женщина громко, надсадно застонала. Она стояла, низко наклонившись, и далеко отставив свою задницу.
Мужчина сношал ее грубо, сильными толчками. С каждым его движением из женщины вырывался болезненный стон она еле удерживала равновесие, все время ударяясь головой о деревянную стенку, за которую цеплялась руками, чтобы устоять.
Мы с Леной стояли за деревом, тесно прижавшись друг к другу и затаив дыхание. "Вот, я так и думала" - прошептала слышно мне на ухо девушка - "Они нашли себе очередную. Они почти каждый вечер так развлекаются. Затащив какую-нибудь из отдыхающих тут девиц, и тешиться с ней. Я то уж знаю... Сама через это прошла.".
Когда первый мужчина кончил, его сразу же сменил другой. Остальные стояли рядом, переминаясь с ноги на ногу, курили и обменивались какими то репликами. Женщина стонала то громче, то тише. Вдруг один из них, очередной, во время сношения подпрыгнул, и взгромоздился на отставленный голый зад женщины. Он продолжал сношать ее, сидя на ней верхом. Женщина глухо вскрикнула. Мы увидели, как она пошатнулась под тяжестью здоровенного парня, усевшегося на нее. Еще несколько секунд она сохраняла прежнюю позу, а потом все-таки не устояла и ноги ее подкосились. Она тяжело упала на землю, и жалобно, протяжно, без слов, завыла...
Мы с Леной замерли, ожидая, что же будет дальше. Мужчины столпились вокруг упавшей. Неожиданно, один из них зашел сзади, и, наклонившись, раскинул как можно шире ноги лежащей на земле женщины. Потом встал над ней, и, носком ботинка, ударил ее между раздвинутых ног... Раздался крик. Парень ударил второй раз, третий. Кольцо стоящих разомкнулось, и стало отчетливо видно, что таким образом женщину все-таки действительно удалось поднять. Не переставая рыдать в голос, она поднялась и, держась руками между ног, вновь встала в прежнюю позицию, покорно отклячив зад. Не забуду, как выглядела эта белая попа, дрожащая, ждущая новых ударов, подставленная им. На небе светила луна, и в ее свете задница женщины, ее трясущиеся белые ляжки выделялись среди окружающей черноты.
Мы досмотрели все до конца. Мы дождались того, как парни, вероятно, насытились по первому разу, и потом пошли куда-то. При этом один из них вел женщину, намотав на руку ее длинные распущенные волосы. Она больше не стонала, и послушно шла со всеми, куда ее вели. Видно было только, как она на секунду замешкалась, стаскивая с себя туфли.
Когда все скрылись в темноте, мы с Леной подошли поближе к месту действия. В траве валялось несколько догорающих окурков сигарет, они светились, мерцая, как маленькие светлячки. Лена подняла с земли туфлю, сброшенную уведенной женщиной.
"Бедная, вот почему она упала. У нее сломался каблук от тяжести. Попробуй, выдержи на себе такого здоровяка как Тахиp. Он же бык, уж я знаю. Туфельки на шпильке надела на танцы, а вот какие танцы оказались для нее"...
Я подошел поближе и не поверил своим глазам. Вернее, не мог поверить. Это были туфельки моей Тани... Лена объяснила мне, что знает всю эту компанию. Все они приезжают сюда из соседних деревень, и развлекаются с туристками. Вот таким образом. "Они своих то женщин ни во что не ставят, а уж приезжих... Приезжие для них, все равно, что игрушка, вещь, хуже собаки. Что они вытворяют. Отчего я такая открытая сзади, как ты думаешь? Не знаешь? Вот пропустят тебя несколько раз через вот такой конвейер, так поймешь тогда. В меня теперь со всех сторон бревно можно засовывать, после них, вот этих"...
Куда мне было бежать? Искать Таню?
"Иди к морю. Они наверняка там" - махнула рукой Лена". А я с тобой дальше не пойду. Выручай свою невестку сам. Когда я была на ее месте, меня никто не ходил выручать".
На море было совершенно тихо. Шелестела о песчаный пляж мирная волна Каспийского моря. Невдалеке горел костерок. Туда я и пополз, прячась за кустами.
Костер горел между лодочной станцией, и складом туристских пляжных принадлежностей. У костра сидели пятеро мужчин. Они пили что-то из двух больших бутылок, весело переговаривались.
В трех шагах от них, освещаемая светом костра, лежала прямо на песке голая Таня. Она лежала лицом вверх, разбросав свои стройные ноги в стороны. По очереди, мужчины отвлекались от своей беседы, вставали, подходили к ней. Тане давали в руки бутыль, она пила из горлышка, потом ее сношали.
Ее подвели к костру. Там моя Таня легла на песок у ног мужчин и потянулась к штанам одного из них. Мужики захохотали, и тот, чей член она достала, покровительственно потрепал Таню по голове: "Молодец, девочка, во вкус вошла".
Таня сосала у него, а я смотрел на все это из-за кустов, не в силах пошевелиться. Все они кончили ей в рот, а когда она отсасывала у последнего, остальные всунули ей сзади во влагалище какую-то палку и стали вращать ее. Таня закричала, но член изо рта не выпустила.
Она завыла, но я почувствовал в этом вое что-то новое. Она получала удовольствие. Это было очевидно для меня и очевидно для всех пятерых мужчин. Это было очевидно для самой Татьяны. Она вертела задом, насаженная на палку, стонала, истекала страстью в буре нескончаемых оргазмов. Уж кому как не мне было знать, что такое оргазм у старой подруги. За все четыре года нашей совместной жизни я не наблюдал у нее ничего подобного.
Дальше смотреть на эту оргию я не мог. Медленно, я отполз подальше и качаясь из стороны в сторону, пошел к нашем коттеджу. Я хотел напиться всю в ту ночь, но мне даже алкоголь не понадобился - но так я был потрясен и измучен этим потрясением. Как только я не ругал Татьяну - и проституткой, и сучкой, похотливой самкой. Насилие грязных самцов дороже ей, чем мои ласки. Непостижимо...
Утром скрипнула дверь. Татьяна вошла в комнату. Полуголая, в разорванном платье, босая, со сбитыми в кровь, исколотыми ногами...
"Я все видел. Я знаю, что ты делала этой ночью".
"Да?"
"Да, видел. Как ты это объяснишь?"
"Никак." Татьяна тупо смотрела перед собой. Ее измученный вид резко контрастировал с горящими глазами, одухотворенным лицом.
"Милый, мне все равно теперь, видел ты или нет. Мне все равно, как ты к этому относишься. Мне было хорошо этой ночью. Да, хорошо. Я была женщиной."
"Ты была сучкой, самкой, шлюхой"
"Да, наверное. Но не невестой, не женой, не инженером, не туристкой, не гражданкой. Была женщиной. И я хочу быть ей".
Я молчал, ошарашенный. Татьяна встала, чуть поморщилась. Видимо, внизу у нее все сильно болело. Такие сношения даром не проходят.
"Милый, я пойду. Сейчас только я хочу привести себя в порядок, переодеться. И ... я заберу свои вещи. А ты отдыхай тут один. Заведи себе кого-нибудь. Тебе будет хорошо".
Какой идиотизм. Она разговаривала со мной, как с глупым ребенком. Она жалела, что я не понимаю. Она меня жалеет! Она - жалкая подстилка мужиков с побережья. Еще вчера приличную уважаемую молодую женщину всего за одну ночь сделали бесстыжей шлюхой, которая купается во всем этом, да и еще поглядывает на меня свысока...
Татьяна медленно оделась в новое платье, собрала вещи, подмылась прямо при мне. Подмываться было больно, она постанывала, не стесняясь меня. Что я пережил...
Через два дня я уже был в Питере. Мы, конечно, не встречались. Я стал сильно пить. Приятели пытались помочь мне, даже знакомили с какими-то девушками. Но никто человеку не поможет в таком деле, если он сам себе не поможет.
И я помог себе. Стоял декабрь, город готовился к Новому году. Кругом шумели елочные базары. Я шел по продуваемой всеми ветрами Сенатской площади, ветеp с Невы швырял в лицо горсти мелкого колючего снега...
В двух шагах, на Галеpной, жила Татьяна. Она приняла меня спокойно, как будто ничего не случилось. Спокойно сказала, что задержалась тогда в Азербайджане еще на две недели. Потом, закусив гy6y, тихо сказала, что те... м.. мужчины спустя две недели ее ...оставили, и поэтому ей, конечно, пришлось вернуться домой, в родной Питер, на родную Галеpную.
Я молчал, и ком стоял у меня в горле. Потом я откашлялся и сказал, что пришел потому что хочу жениться на ней и делаю вот сейчас официальное предложение.
Новый год мы встречали вместе, как и четыре года до этого. А свадьба была в январе. Как мы живем, ты спрашиваешь, малышка? Хорошо живем. Я счастлив. Мы счастливы. Вот поэтому я не смогу ради тебя бросить свою жену. Ведь мы любим друг друга. А с тобой мы через неделю должны будем расстаться. Как это не печально. Через неделю возвращается моя Татьяна и я уже жду ее. Да, сейчас ведь лето, она уезжала в отпуск на берег Каспийского моря. Ей там нравится отдыхать".


http://www.eroticnews.nu/readstory.asp?page=1



Читайте также:
Обои
Как свести с ума мужчину Вашей мечты
Игрушка
Видеокассета
С братом, стоя раком


"Вуаеризм: Каспийские волны" | Создать Аккаунт | 0 Комментарии


Оцените: [   1  2  3  4  5  ]

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.
 
Советуем посетить!

Подразделы
· Анал
· Бисексуалы
· Впервые
· Вуаеризм
· Геи
· Гетеросексуалы
· Группа
· Измена
· Классика
· Лесби
· Миньет
· Поэзия
· Причуды
· Разное
· Романтика
· Садо-мазо
· Свингеры
· Случай
· Страпон
· Студенты
· Транссексуалы
· Фантазии
· Фантастика
· Фетиш
· Эротика
· Юмор
Cписок статей

Реклама


Copyright © 2000-2015 DrSex.ru, Связаться с нами.